Была надежда, что ему под силу самому справиться и кошмар закончится, но…
«Была надежда, что ему под силу самому справиться и кошмар закончится, но это было не так.»
Казалось, все рушиться — ребенку никто не может помочь…
«Говорили, что ребенку не помочь. Позже я услышала о программе реабилитации»
Страхи и беспомощность сменились глубоким чувством удовлетворения.
Я пребывала в атмосфере неопределенности и страхов. Мной предпринималось все возможное, для того, чтобы сберечь ребенка от падения.
Наркотики калечат людей, изменяют их…
«Я говорю матерям – необходимо не прекращать борьбу, чего бы это ни стоило. Не теряйте веру, знайте, что ваш ребенок будет здоров.»
Она произнесла: я наркоманка.
«Я определила её на лечение в наркологическую клинику. Никакого положительного результата я не дождалась. Даже там, она употребляла наркотик.»
Надо всегда помнить, что наркомания – болезнь. Её можно излечить!
«Эта беда касается каждого. Я, родные и все родственники жили в состоянии стресса.»
По прошествии времени я стал понимать чувства моих родителей
«Недавно, я говорил по телефону с матерью, она заплакала и сказала, что чувствует, перемены во мне по голосу.»
Благодаря реабилитационному центру, я вернулся к жизни
«Центр вернул мне мысли о семье, детях, нормальной жизни»
Моё падение было мгновенным, я осознал, что наркотики — смерть.
«Моё падение было мгновенным, я осознал, что наркотики — смерть.»
Беда начинается с малого, с дыма сигареты, чтобы стать своим среди сверстников
«Думал, что со мной плохого не случиться. Но я быстро дошел до точки»
Круг замкнулся — употребление каждый день.
«Жизнь разрушилась. Не осталось ничего. Я все потерял.»
По молодости я был спортсменом…
«По молодости я был спортсменом, но потом попробовал пить, позже наркотики. И стал употреблять все больше.»
Игромания сделала жизнь хаосом.
«Игромания сделала жизнь хаосом, жизнь — неразберихой. Я лишился всего.»
Незаметно я превратился в такого…
«Мне всегда хотелось узнать, что такое наркотики. Попробовал спайс.»
Главное чувство — отчаяние
«Его поместили в РЦ, не слышала его месяц. Когда, позже он заговорил, у него был голос здорового человека.»
Ужас, неожиданность, нежелание смириться!
«Нежелание поверить в это стало трагедией»